Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
23:22 

vampiressadolly
Любитель лёгкого и романтичного Юурама.
Название: Свадьба и т. д., и т. д., и т. д. (?)
Автор: vampiressadolly
Беты: DaryaF, Namiyoko
Пейринги: Юурам (основной), намёки на ГвенГюн, КонЙоз, Шин-О/Мурата и Валторана/Мурата.
Фандом: Kyo Kara Maoh
Жанр: романтика, юмор, местами флафф.
Размер: миди.
Рейтинг: NC-17
Статус: в процессе.
Дисклеймер: на персонажей не претендую.
Предупреждение: слеш, OOC, ER.
От автора: этот фик следует после фанфиков "Влюбить в себя" и "Новогоднее волшебство", где герои уже влюблены друг в друга. И теперь начинается их новая история =)

13. Дети. Часть 3.

Четвёрка лошадей быстро мчала карету по дороге к замку Клятвы-на-Крови. Оказавшись под завалом, Вольфрам и маленький воришка Альберт проговорили пару часов до того, как их пришли спасать. Альберт был очень добрым, искренним и любопытным ребёнком. Он постоянно задавал огненному лорду вопросы, на которые тот охотно отвечал, а потом согласился на предложенное ему пари.
- Вааауу! И, правда, огромный замок! – высунув голову из кареты, удивлённо воскликнул Альберт.
- А ты думал, что я тебе вру? – Вольфрам сидел напротив него, спиной к скачущей четвёрке. – Смотри не выпади, - он легко улыбнулся.
Малыш посмотрел на него своими карими глазами и тоже улыбнулся:
- Не выпаду.
Выбравшись из-под завала, мальчик вернул Вольфраму красный шёлковый платок с изображённым на нём фениксом, который украл у него на базарной площади. Больше лорд на него не сердился, а предложил провести вместе с ним и Гюнтером дни до отъезда в столицу (маленький городишко вблизи гор, где жил Альберт, был последним из мест, которые собирались посетить благородные мадзоку). С этого дня мальчик стал проживать в доме управляющего. Он наедался досыта, по вечерам с энтузиазмом рассказывал разные истории, происходившие с ним, которые любили слушать все: и гости, и хозяйка, потому, что рассказывал он их с юмором и артистизмом, а днём показывал Вольфраму окрестности и трюки, которым он научился, живя в меленьком городе, желая получить за них похвалу. Он мог переплыть речку, залезть на высоченное дерево, говорить с птицами на одном языке и вообще разговаривать с разными животными. Альберт показал Вольфраму шалаш, который он построил из веток, небольших досок и соломы вместе с друзьями-воришками и рассказал, что именно здесь в основном он жил в тёплое время года.
В свою очередь Вольфрам тоже показывал, что умеет. Он разжигал с помощью магии огонь, который так завораживал мальчика. Дошло до того, что постоянно, когда нужен был огонёк, Альберт говорил: «Вольфрам, зажги», и блондин без возражений выполнял его просьбу. Они даже дрались на мечах. Один старичок-плотник сделал для малыша деревянный не заострённый меч, чтобы тот не поранился, и ребёнок каждый день в назначенный час, который они установили с Вольфрамом, звал мадзоку на тренировку.
Но, не смотря на всю шустрость и озорство, Альберт оказался очень ласковым мальчиком. Однажды ночью, фон Бильфельд случайно заметил, что маленький баловник не спал в отведённой ему комнате, и предложил спать вместе. Они долго смотрели на ночные звёзды, и Альберт делился своими грустными воспоминаниями, связанными с его мамой, ушедшей из жизни несколько лет назад. Тогда Вольфрам впервые увидел, как мальчик плачет. Он пригрел его, нежно обнимая и гладя по каштановым волосам. Так они и заснули в обнимку и проспали до утра. После этого случая ребёнок каждую ночь приходил к огненному лорду и самовольно залезал в его кровать. Блондин часто рассказывал ему сказки и смешные истории, которые он выдумывал, беря за основу сюжеты из своей собственной жизни.
Внешний облик Альберта тоже изменился. После долгих протестов со стороны мальчика, его всё же постригли, после чего он, причесанный, чистый, в белоснежной рубашечке, жилетке, шортиках до колен и начищенных башмачках, стал похож на настоящего наследника благородного семейства. Черты лица у Альберта были нежными, ресницы длинными, а щёчки немного пухловатыми. Карие глаза были большими и выразительными. Вольфрам долго учил его правильным манерам, но тот учиться отказывался и снова дурачился. С улицы он приходил вымазанным и растрёпанным, не редко в рваной одежде, с новыми синяками и ссадинами. Но Вольфрам на него за это не ругался, а только говорил, хитро ухмыляясь: «Да, такими темпами я пари быстро выиграю», и Альберт принимался за своё обучение, говоря при этом: «Не дождешься». Он был очень упорным, когда нужно, и настойчивым. Постепенно малыш учился всему, что нужно знать воспитанному ребёнку, но отвадить его от воровства никому: ни Гюнтеру, ни Вольфраму, ни жене управляющего, так и не удалось. Он всё так же воровал по мелочи еду, деньги и ценные на его взгляд безделушки, которые под осуждающим и пристальным взглядом изумрудных глаз отдавал огненному лорду.
Так проходили целые дни, которые и Вольфраму и Альберту казались лишь несколькими мгновениями. А когда пришла пора уезжать, фон Бильфельд вместе с мальчиком пришел к его дяде просить разрешения на выезд из городишка. Время, на которое мальчик должен был уехать в Шин-Макоку, не обговаривалось. Лишь одно «ненадолго» Альберта, как-то подразумевало его возвращение. Так, отблагодарив мешочком золотых монет с гербом Шин-Макоку дядю Альберта, Вольфрам забрал малыша с собой в столицу.
Четвёрка плавно доставила карету к самому замку. Как только она остановилась, из дверей величавого здания тут же выбежали Конрад и Юури, которых сопровождали суетящиеся служанки.
- Приехали! Приехали! – кричали девушки, встречая слезающего с коня Гюнтера и вылезающего из кареты Вольфрама.
- Вольфрам! – король кинулся с объятьями к супругу, стоило тому ступить на землю. – Как я рад! Как я рад, ангел мой, - Юури бережно прижимал возлюбленного к себе, целуя его лицо. Все замолчали, наблюдая за трогательной сценой воссоединения супругов.
- Прости меня, я повёл себя так глупо. Я так виноват перед тобой, - говорил юный Мао, гладя в зелёные глаза с раскаянием, надеждой и любовью. – Ты простишь меня?
Щёки Вольфрама покрыл нежный румянец. Он кивнул головой в знак прощения, улыбаясь ласково и мягко.
- И ты меня прости. Я разозлился на тебя, не попытавшись понять, по-детски обиделся и уехал, ничего тебе не сказав. Я так скучал…
Юури, краснея, приблизился к лицу Вольфрама и невесомо поцеловал, едва касаясь губ.
- Ой, а это кто? – спросила Сангрия, прерывая романтический момент, и все тут же обратили своё внимание на Альберта.
Мальчик вылез из кареты и недовольно смотрел на обнимающихся супругов. Юури, почувствовав себя немного неловко под взглядом малыша, с неохотой отпустил Вольфрама.
- Привет. Как тебя зовут? – спросил ребёнка Шибуя, улыбаясь. Тот ничего не ответил и отвёл свой недовольный взгляд в сторону.
Юури неловко оглянулся на Вольфрама. Тот улыбался, и король решил повторить попытку с вопросом об имени ещё раз.
- Меня зовут Юури. А тебя? – сококу протянул мальчику руку с улыбкой.
Малыш, помолчав, посмотрел на зеленоглазого лорда, а потом снова отвёл взгляд в сторону и важно отстранённо произнёс:
- Альберт.
- А он не очень-то разговорчивый, - тихо сказал Юури на ухо мужу, так и не дождавшись рукопожатия.
- Это тебе только кажется, - ответил блондин.
- Папа Вольфрам! – на крыльцо замка выбежала Грета и, радостно крича, кинулась на шею отцу.
- Здравствуй, Грета. - Вольфрам обнял девочку и поцеловал её в макушку.
- Мы так тебя ждали. Ты уехал, даже не попрощавшись со мной, - упрекнула принцесса лорда. – А это кто? – Она удивлённо посмотрела на роющего ботинком землю Альберта.
- Это Альберт. Он очень хороший мальчик, хоть немного и невоспитанный, - пояснил блондин. – Думаю, вы с ним подружитесь.
Вольфрам отпустил принцессу, и та подошла к Альберту.
- Я Грета. - она протянула хорошенькую ладошку, приветливо улыбаясь. - Будем дружить?
Мальчик посмотрел на девочку, нерешительно и смущённо пожимая её ладонь, и тихо ответил:
- Да.


Йозак радостно посвистывал, прогуливаясь по замку, кивая охранникам и подмигивая служанкам. Все двери на его пути были либо заперты, либо в комнатах за ними царила такая атмосфера, что заходить туда не хотелось. Так он благополучно прошмыгнул мимо лаборатории Анисины, где та мучила только что вернувшегося Гюнтера. Йозак успел заметить, что Шин-Макокская изобретательница была необычайно рада и счастлива приезду королевского советника и возможности испытать на нём свои штучки-дрючки, а вот сам Гюнтер этому рад не был (об этом свидетельствовали его крики, которые тот издавал, будучи запряженным в «Чудо-демонатор»).
Пройдя парочку комнат, рыжий шпион оказался у немного приоткрытой двери, из которой лился тёплый дневной свет. Йозак прислушался: в комнате вроде бы было тихо, так что он, проверив, нет ли кого поблизости, осторожно проскользнул внутрь. Комната была пуста. На полках стояли книги, на столике - аккуратненький чайный сервиз. Всё было прибрано и чисто. Глаз шпиона зацепился за небольшой приборчик, стоявший на прикроватной тумбочке, чем-то напоминавший распахнутую книгу. Йозак подошёл к нему поближе, желая получше рассмотреть. На нём была куча разных кнопок с непонятными названиями. В голове у шпиона возникла мысль: «А не рук ли нашей Анисины это устройство?». Подобная мысль пугала. Ведь если это так, то кто знает, что может сделать эта штучка: взорваться или ещё чего похуже. Так что Гурриер инстинктивно отошёл от неё подальше, но, будучи очень заинтересованным в ней, позже всё-таки нажал одну из кнопок. Ей по воле судьбы оказалась кнопка с названием «Enter». Как только он это сделал, на экране что-то задвигалось и заговорило. Йозак стал всматриваться в экран, желая разглядеть двигающихся маленьких человечков. Эти маленькие существа показались рыжему шпиону очень похожими на него и капитана. «Ну, надо же!», - подумал он. - «До чего техника дошла!». Голоса были искажены, так что Йозак не сразу их узнал. Через несколько минут Гурриер косился на небольшой предмет чудо-техники уже с большей недоверчивость и опаской, чем в начале, ведь действия человечков на экране очень уж были похожи на действия Конрада и его собственные пару дней назад, если не сказать, что они были точно такими же. Тут Йозак-то и подумал: «А не мы ли тут с капитаном изображены». Последние откровенные кадры подтвердили его догадки и опасения.
- Ну что, понравилось? Мой ноутбук и не такое может. И камеры я везде расставил, – сказал Мудрец, появившись словно из ниоткуда за спиной шпиона, как только видео закончилось.
- Ваше Высочество, да что вы?.. Да как вы?.. Это же вторжение в личную жизнь! – возмутился Йозак, повернувшись к нему, указывая на так называемый «ноутбук» и постепенно покрываясь багровыми пятнами от смущения.
- Да? Вторжение в личную жизнь? А в прошлый раз, когда двое взрослых мужчин стояли под дверью и подслушивали звуки любовных утех, это что было? Не вторжение в личную жизнь? – сурово блеснул очками Мудрец.
- Ну Ваше Высочество, ну что вы?– замялся рыжий шпион. – Ну, мы же никому ничего не сказали.
- Вот и я о вас никому ничего не скажу, - вкрадчиво объяснил сококу. – Буду наслаждаться этим в одиночестве, - он наигранно грустно вздохнул. Йозак не стал с ним спорить и в потрёпанных чувствах вышел из комнаты, оставив Мудреца одного.


Солнце садилось за горизонт, окрашивая небо в тёплые тона от нежно-розового до озорного рыжего. Альберт стоял на балконе замка и смотрел вниз. Каштановые волосы ласково трепал ветер. Внизу маленькие фигурки, похожие на кукол, двигались и о чём-то разговаривали. Альберт встал на носочки, чтобы лучше их рассмотреть.
- Вот ты где, - за спиной послышался радостный голос огненного лорда, но мальчик не спешил оборачиваться.
Вольфрам молча подошёл к нему и тоже стал смотреть вниз на солдат и слуг.
- Ну как? Подружился с Гретой? – спросил он.
- Ты мне солгал. Она совсем на тебя не похожа. – ответил малыш немного холодно и обиженно.
- Ну да, я не сказал, что она моя приёмная дочь. Каюсь, - улыбнулся Вольфрам. – Но ты ведь с ней подружился, да? Я видел, как вы играли, - добавил он.
- Она хорошая, - тихо вздохнул ребёнок, ему стало от чего-то грустно.
- Помнишь, я рассказывал тебе сказку о маленькой девочке, которая хотела убить короля, но впоследствии стала его дочерью? – спросил зеленоглазый мадзоку. Альберт кивнул. – Так вот, та девочка – это Грета.
Вольфрам ласково повернул ребёнка к себе, присел и посмотрел в его карие глаза:
- Альберт, я не знаю, как начать, и, возможно, тебе покажется, что я буду говорить глупости сейчас, но послушай. Если ты захочешь, то это место станет твоим вторым домом, и у тебя появятся новые родители. Я знаю, память о твоих родителях священна, но, если ты хочешь снова обрести семью, то я, Юури, Грета – мы все согласны стать твоей новой семьёй.
Вольфраму тяжело давались эти слова, он говорил медленно, несколько раз останавливаясь, но твёрдо и решительно. Мальчик смотрел прямо в зелёные глаза и видел плещущиеся в них нежность, чистоту и надежду.
Когда блондин закончил говорить, Альберт спросил со всей своей детской наивностью:
- А ты мне покажешь драконов?
Вольфрам ласково улыбнулся:
- Ну, если ты так хочешь…
- И песчаную панду, и мишкопчёл, и адско-райскую коалу... – затараторил малыш.
- Я всё тебе покажу, - блондин погладил щёку ребёнка кончиками пальцев, всё так же улыбаясь, - всё, что захочешь.
Альберт замолчал. Это казалось ему чем-то невероятным.
- Значит все, что нужно сделать, это согласиться стать твоим сыном? – спросил мальчик серьёзно.
- Да.
- Ты хочешь быть моим папой?
- Да. А ты хочешь быть моим сыном?
Альберт ничего не ответил, только прижался к Вольфраму, обнимая его и пряча наворачивающиеся на глаза счастливые слёзы.


Йозак, как ошпаренный, ворвался в комнату к Конраду и начал быстро что-то искать.
- Что ты делаешь? – спросил Веллер, приподнимаясь на кровати.
- Тшшш…- приставил палец к губам рыжий шпион.- Они здесь повсюду, - сказал он полушепотом. Конрад удивлённо на него посмотрел:
- Кто они?
- Они… Камеры… Они всё видят… - Йозак развёл руками и выпучил глаза.
- Ясно… - мечник натянул одеяло повыше и повернулся набок. - Когда закончишь, ложись спать.
Шпион долго рылся в шкафах, тумбочках, рассматривал стены, а потом остановился и задумчиво спросил:
- Кстати, капитан, а как они выглядят?
Конрад иронично посмотрел на рыжего искателя:
- Ты что даже не знаешь что ищешь?
- Ну… - замялся Йозак.
- Ладно, ложись спать. Завтра найдёшь. - Веллер приподнял одеяло, приглашая. Шпион, вздохнув, разделся и лёг рядом с ним.
- А эти «камеры» полезная в разведке вещь, - сказал Гурриер задумчиво, - с их помощью можно все подробности узнать.
- А ты что, проверял? – спросил его Конрад.
- Ну, мне дали в этом убедиться… - немного покраснев, ответил капитану Йозак.


14. Маленькая, но большая проблема.

Комнату освещал приглушенный свет горящих свеч. Лёгкий ветерок колыхал шторы. Было спокойно и тихо. Уже наступила ночь.
Юури медленно целовал, едва касаясь губами, аристократически тонкие, поражающие своей изящностью и красотой пальцы сидящего рядом на кровати супруга. Он целовал их все – начиная с мизинчика и заканчивая большим пальцем, и в обратной последовательности. Глаза блондина светились тёплым, ласковым светом из приопущенных длинных ресниц. Закончив целовать красивые пальчики, Юури начал нежно покусывать их мягкие подушечки, с любовью наблюдая за лицом возлюбленного, покрывающимся сначала лёгким, а потом и густым румянцем.
Они оба молчали, и только их размеренное дыхание слышалось и чувствовалось в тишине. Прекратив покусывание подушечек, король прижал раскрытую ладонь Вольфрама к губам и поцеловал её. Ладонь была тёплой. Юури нежно сжал её и, желая прочувствовать и изведать все тонкие линии на ней, провёл по ней языком, мягко прикусил губами.
-Люблю… - отрывисто шептал сококу, не отрывая взгляда от блондина. Как же долго он ждал этой минуты, когда они только одни, вдвоём, никто им не мешает, не прерывает, и им дозволено всё. Абсолютно всё…
Вольфрам смущённо отодвигает затисканную и зацелованную руку и всё так же, тепло и ласково смотря на Юури, говорит:
-Изголодался, бедный, - губы сияют теплом и любовью, - иди ко мне, - шепчет он, раскрывая свои объятья и пуская в них сококу.
Юури не нужно повторного предложения. Он тут же подсаживается ближе к супругу, сводя на нет находившееся между ними расстояние, и с жаром и страстью, но с невероятной, почти щемящей нежностью целует его. Сколько длится их поцелуй, они понять не в состоянии. Вольфрам сильнее прижимается к Юури, обнимая его и сминая белую рубашку на спине. Внутри всё горит, пылает, кружится и рушится. Уже не соображая, король опрокидывает супруга на спину, подминая под себя, жадно целует, оставляет на нежной коже яркий след своей страсти…
Наверное, это была бы самая жаркая и страстная ночь в их жизни, если бы их не прервали так жестоко и бесчеловечно…
-Вольфрам! Вольфрам! – звонкий беспокойный детский голос оглушил спальню королевской четы. Юури резко отпрянул от раскрасневшегося и тяжело дышавшего блондина.
-Вольфрам! Вольфрам, что случилось?! – заволновался Альберт, подбегая к широкой кровати с пологом. – С тобой всё хорошо? Тебе плохо? – он растерянно смотрел на взъерошенного и опешившего от его появления лорда.
Вольфрам глубоко вздохнул, пытаясь утихомирить бешеное биение сердца, и ласково посмотрел на ворвавшегося в спальню мальчика:
-Всё хорошо, Альберт. Не волнуйся, - он погладил каштановые волосы.
-Но ты так странно выглядишь… - малыш обнял блондина и враждебно посмотрел в сторону короля. – Он тебе ничего не сделал?
Лорд тихо засмеялся, обнимая ребёнка в ответ и целуя его в макушку:
-Нет. Совершенно ничего не сделал.
Услышав эти слова, Альберт немного успокоился, но на Юури всё равно смотрел с недоверием.
-Извините, Ваше Величество, - виновато поклонился королю в дверях стражник, охраняющий королевские покои, - не удержали.
Шибуя лишь вздохнул и, приняв извинения, тяжело опустился на кровать, готовясь ко сну. Дверь закрыли.
Теперь их стало трое. Он, Вольфрам и маленький Альберт, мальчик, не по годам смышленый и до ужаса привязанный к огненному лорду.
«Опять засыпать одному в холоде», - подумал Юури, глядя, как Альберт забирается под одеяло и укладывается рядом с Вольфрамом на второй половине широкой кровати. Юури одиноко завернулся в одеяло и закрыл глаза. Теперь не проходило и дня без подобных выкрутасов. Стоило ему и Вольфраму остаться наедине, что теперь случалось очень редко, как откуда ни возьмись появлялся Альберт и всё портил. Так получилось и теперь.
-Ой, а что это? – ребёнок указал на место яркого засоса. Блондин, не поняв сначала, о чём говорит Альберт, притронулся пальцами к указанному месту. На шее немного выше ключиц красовался след недавней страсти.
-Тебя кто-то укусил? – поинтересовался мальчик.
-Ах, нет, - Вольфрам улыбнулся и взъерошил его волосы, - это означает, что я сильно любим.
-Правда? – искренне удивился малыш. А потом грустно вздохнул, - у меня такого нет. Меня никто так сильно не любит…
Блондин провёл тёплой ладонью по щеке ребёнка:
-Это не правда. Повернись ко мне спиной, - Альберт послушно выполнил указание. Вольфрам нежно коснулся губами его шеи, где начинались каштановые волосы, и отстранился.
-Вот теперь и у тебя есть, - улыбнулся он.
Глаза малыша счастливо засверкали. Он провёл ладонью по месту, где, как он думал, находился такой же яркий след, как на шее у Вольфрама, хотя на самом деле там ничего не было.
Ребёнок улёгся рядом с Вольфрамом, крепко к нему прижавшись, чувствуя его тепло и запах, и блаженно закрыл глаза.
-Альберт, а почему ты не остался у себя? Опять плохой сон? – спросил блондин, лаская своим голосом слух малыша.
-Ууу… - нечленораздельно промычал ребёнок, - мне стало одиноко, - помолчав пару секунд, пояснил он. Вольфрам лишь тепло улыбнулся и погладил мальчика по голове.
-Понятно, - еле слышно прошептал он. – Спокойной ночи, Альберт.
Малыш ответил на пожелание весёлой улыбкой и благодарно принял поцелуй в лоб.
Юури, ничего не сказав, как всегда, только недовольно громко засопел, напоминая о себе.


Король раздражённо ходил по кабинету взад и вперёд. Он ужасно злился, только вот непонятно на кого. Впрочем, непонятно это было и самому Юури. Раздражение на него накатывало большими волнами так, что он даже трясся от него. Брови его сошлись на переносице, и всё лицо приняло недовольный, сердитый вид. Он долго молчал. Ему ужасно хотелось выговориться, излить душу, поговорить о неутешном с тем, кто бы понял его и поддержал. И вот сегодня, отложив все важные и не очень важные государственные дела, застав случайно забежавшего в кабинет Мурату, он готовился выплеснуть всё, что вызывало его недовольство, раздражение и даже обиду.
-Ну и? Может, уже начнёшь? – подтолкнул Кен, не решавшегося разразиться бурей недовольства друга.
Юури остановился и посмотрел на Мурату так, что вызвал у того жалость.
-Я так больше не могу, - горестно начал король. – Это невыносимо. Только мы с Вольфрамом пытаемся остаться одни, как тут же, в самый неподходящий момент появляется он и всё портит!
-Я так понимаю, он – это Альберт, - спокойно сказал Кен, попивая любезно приготовленный Эффи чай.
Юури мрачно уставился на него, завидуя его спокойствию. Сам он уже как две недели жил в постоянном дёргании и страхе, что вот дверь в спальню, библиотеку, кабинет или ещё куда, где они прятались с Вольфрамом от любопытных глаз, откроется, и всей идиллии и романтике придёт конец.
-Спрятаться мы можем, если его поблизости нет, а уж если он рядом, то я к Вольфраму вообще подойти не могу, - продолжал рассказывать Юури, расхаживая по кабинету, - в иной раз он на меня так посмотрит, как на врага народа, честное слово! Потом уведёт Вольфа куда-нибудь книжки с картинками смотреть, что я даже слова вякнуть не успею.
Мурата ничего на это не сказал, продолжая блаженно пить ароматный чай.
-Ты знаешь, что он мне сказал вчера, когда я наблюдал за Вольфрамом? Он подошёл и сказал: «Если ты будешь смотреть на Вольфрама, как животное, я тебя поколочу». Да, так и сказал, представляешь?
-А ты смотрел на Вольфрама «как животное»? – спросил Кен, не изменившись за весь рассказ в лице. Он по-прежнему был спокоен.
Юури остановился и повернулся лицом к собеседнику:
-Две недели воздержания! Как я должен был на него смотреть?! – немного истерично и почти крича, сказал Шибуя.
-Тише-тише, - сделал останавливающий начинавшуюся истерику жест Мурата. - А он не сказал, как какое животное ты на него смотришь?
Юури тихо боролся с желанием прибить в Кена в этот момент.
-Ну, может быть, как хомячок. Вот интересно, как выглядят хомячки после двухнедельного воздержания, наблюдая за своей жертвой, то есть второй половинкой, пока та беззаботно гуляет с виду маленькой, но очень большой проблемой, разлучивший их?.. – задумчиво проговорил Мурата, не обращая внимания на всё более раздражающегося Юури.
-Издеваешься, да, - не вопросительно, а скорее утвердительно произнёс король, глядя на Великого Мудреца.
-Нет. Мне просто интересно, - ответил Мурата, не скрывая широкой улыбки.
Юури только вздохнул и сел за письменный стол, заваленный кучей бумажек – и откуда они все берутся?
-Он целует его на ночь, а меня нет… - с великой печалью в голосе произнёс Шибуя.
-Ну, это уж совсем по-детски, - Кен допил оставшийся в фарфоровой чашечке чай.
-По-детски, не по-детски, а он постоянно с ним. Что мне делать? – Юури положил локти на стол, а на них взгромоздил чернявую голову.
-Попытайся подружиться с Альбертом. Объясни ему, что к чему. Он мальчик умный – поймёт, - посоветовал Мурата.
-Подружиться… объяснить… - тихо протянул Шибуя.
-В любом случае стоит попробовать. Кто не рискует – тот не пьёт шампанского, - ободряюще подмигнул другу Кен.
-Я алкоголь не пью, - буркнул Юури.
-Зато Его Светлость лорда фон Бильфельда ты осушаешь до дна с охотой…
Чёрные глаза грозно посмотрели в сторону вальяжно устроившегося на диване Мудреца.
«И вовсе я его не осушаю… просто пробую…»


День выдался прекрасным. Ветерок колыхал деревья, густо обрамленные зелёной листвой. По небу неторопливо плыли облака, сквозь которые пробивалось солнце, делая их сияюще золотистыми.
Альберт с Вольфрамом сидели в беседке, окружённой густой растительностью, чем-то напоминавшую глицинию. Мальчик весело смеялся, рассказывая какую-то смешную историю про Доркаса и серую лошадь. Лорд не перебивал его и иногда посмеивался вместе с ним.
Юури осторожно подошёл к ним, стараясь не шуметь и не привлекать внимания. Кого и чего он пытался не спугнуть, Шибуя сам не понимал. Наконец, собравшись с духом, он раздвинул две крупные кисти с душистыми кремово-снежными цветами, открывая себе обзор на беседку, с сидевшими в ней Альбертом и Вольфрамом.
-Привет, - губы Юури расплылись в приветливой улыбке. Альберт тут же подсел ближе к огненному лорду и далеко не приветливо зыркнул на него.
-Здравствуй, - Вольфрам поприветствовал супруга ласковым взглядом.
-Что делаете? – король протиснулся сквозь висячие грозди цветов и уселся рядом с блондином.
-Разговариваем, - резко ответил Альберт, привлекая Вольфрама ближе к себе и продолжая беседу.
Юури осёкся и молча стал созерцать профиль мужа. Один из золотых завиточков выбился из общих прядей и бесформенно топорщился над ушком. Шибуя, поборов в себе порывы обнять супруга, зацеловать нежное ушко, шепча в него слова любви, лишь аккуратно заправил завиточек. В глазах Альберта тут же воцарился ужас.
-Что ты делаешь?! – закричал ребёнок и ударил Юури по руке, заправившей золотую прядку.
-Альберт! – возмущенный поведением мальчика, закричал Вольфрам. - Что ты себе позволяешь? Воспитанные дети так себя не ведут.
Малыш виновато опустил голову:
-Прости, Вольфрам.
-Извинись перед Юури, - сказал блондин.
Альберт недовольно посмотрел на Шибую.
-Извините, Ваше Величество, - снова опустив голову, пробурчал он.
-Ничего, - улыбнулся Шибуя. – Можешь звать меня просто Юури.
Малыш вновь недовольно посмотрел на короля.
-Извини, Юури…
В беседке воцарилось молчание. Альберт смотрел вниз на болтающиеся ноги в хорошеньких ботиночках, Вольфрам - на колыхающиеся грозди цветов, а Юури куда-то в угол беседки.
«Что же это такое? – думал Мао, - неужели так сложно справиться с ребёнком? Понятное дело, он привязан к Вольфраму, но ведь я тоже в его возрасте был сильно привязан к маме, и никому это не мешало. Нам нужно найти общий язык. Хм, интересно, что может быть общего у меня и Альберта? Может, он, как и я, любит бейсбол?..» Юури посмотрел на мальчика. Заметив пристальный взгляд короля, тот лишь презрительно хмыкнул и отвернулся в другую сторону.
«Как же всё-таки это сложно…» - Шибуя опечаленно вздохнул. Что делать – первый блин всегда комом.


-Прости за Альберта, - проходя вдоль спальни от двери к шкафу и попутно расстегивая мундир, сказал Вольфрам, - он импульсивный ребёнок. Бывает слишком вспыльчивым.
-И эта вспыльчивость мне кое-кого напоминает, - Юури посмотрел на супруга, улыбаясь уголками губ.
-Неужели? – блондин стянул с себя синий мундир и бросил на кровать.
-Ага-ага, - на губах сококу появилась заговорщицкая улыбка. Он подошёл к расстегивающему верхние пуговицы рубашки супругу. – Помочь? – Юури прильнул грудью к стройной спине блондина, его руки нежно обхватили тонкие запястья, навязывая свою помощь. Вольфрам тихо засмеялся:
-Ну, если вы желаете, Ваше Величество… - он положил голову на плечо, стоявшего позади короля.
-Желаю… - тёплые губы коснулись ушной раковины, опаляя её горячим дыханием.
-Тогда не буду вас останавливать… - Вольфрам блаженно закрыл глаза. Мягкие губы почувствовали влажное прикосновение таких же, как они, жаждущих поцелуев губ. Юури сильнее прижал к себе хрупкое на вид, но очень сильное и гибкое тело мужа. Так они стояли и целовались, исследуя глубины друг друга, обводя кромки зубов языками и нежно покусывая губы, ещё очень долго, пока их занятие не прервал навязчивый стук в дверь и знакомый детский голос:
-Вольфрам! Вольфрам, ты там?
-Ну что такое. Нигде от него не спрячешься, - раздосадованно сказал Юури, отстраняясь от любимых губ.
-Нашёл, где прятаться – в спальне, - блондин потёрся носиком о тугой воротничок чёрного пиджака.
-Да, ты прав… - задумчиво протянул король. – Остаётся только один выход: бежать! – он играючи ущипнул разомлевшего от нежностей Вольфрама.
-Ах ты! – лорд в отместку так же шутя укусил супруга за шею. Они оба засмеялись.
-Вольфрам! – не унимался голос за дверью.
Блондин, вздохнув, хотел выбраться из крепких объятий, но Юури не позволил этого сделать:
-Не пущу. Сегодня ты только мой, - вкрадчиво сказал он.
Вольфрам ласково погладил обнимающие его руки:
-Юури, - в его голосе слышалась необычайная нежность. Он чмокнул короля в подбородок, - любимый мой… потерпи ещё немножко. Я скоро ему всё объясню. Он поймёт… - слова, словно щебет маленьких весенних пташек, ласкали слух.
-Мне плохо без тебя, - сознался Юури.
-Я знаю. Я всё знаю, мой хороший. Мне тоже без тебя плохо, - Вольфрам вывернулся из обнимающих рук и привёл себя в порядок.
«Ну вот, снова один…» - король опечаленно посмотрел на закрывшуюся за лордом дверь. С этим нужно было что-то срочно делать.


Грета и Альберт что-то рисовали, расположив огромный лист бумаги на столе в библиотеке. Они с азартом чертили разноцветными мелками, тихо переговариваясь между собой.
-Альберт, а за что ты Юури не любишь? – спросила девочка, наивно хлопая глазками. – Он ведь хороший.
-Хм, - мальчик на секунду задумался, - он мне не нравится, - гордо сказал он, сморщив нос и скривив губы.
-А почему не нравится? – не унималась Грета. Её этот вопрос очень волновал. Ведь Юури всегда всем нравился, даже у плохих дяденек и тётенек он вызывал одобрение и симпатию. А тут вдруг маленький мальчик говорит такие слова.
-Он пристаёт к Вольфраму, - честно ответил Альберт и продолжил вырисовывать на листе бумаги дракона, такого же, какого он видел в книжках, что показывал ему Вольфрам.
-Но ведь Юури любит Вольфрама, а Вольфрам любит Юури. Разве это плохо? – Грета положила мелок и посмотрела на дракона Альберта.
-Не знаю. Но мне это не нравится, - сердито ответил мальчик. Он нарисовал огонь, выходивший из пасти дракона.
-Альберт, - Вольфрам мягко позвал мальчика к себе, открыв дверь библиотеки, где находились дети, - мне нужно с тобой поговорить.
-Сейчас иду, - отозвался Альберт и слез со стула. – Без меня не рисуй, - наказал он Грете. Девочка кивнула ему и стала рассматривать любезно кем-то забытые книжки, стопкой лежавшие на другом столе.
Вольфрам и Альберт вышли в сад. Погода стояла хорошей и не намеривалась портиться. Лорд усадил мальчика на лавочку в беседке и сел рядом с ним.
-Альберт, - серьёзно, но по-прежнему мягко начал блондин, - мне не нравится твоё отношение к Юури. Ты воспринимаешь его в штыки. Так нельзя.
-Но он пристаёт к тебе! – запротестовал ребёнок, в порыве негодования встав со своего места.
Вольфрам мягко усадил его обратно. Он замотал головой:
-Нет. Юури ко мне не пристаёт.
-Но он постоянно обнимает тебя и… и… - щёки мальчика покрылись румянцем, - и целует!
-Он обнимает меня и целует только потому, что я этого хочу. Если бы я не хотел, он бы этого не делал, - объяснил Вольфрам.
Малыш на минуту замолчал, собираясь с мыслями.
-Но, а как он смотрит на тебя? Как животное! – возмущённо заявил Альберт.
Блондин удивлённо посмотрел на мальчика - он не ожидал услышать от него таких слов – а потом ласково улыбнулся, взъерошив каштановые волосы:
-Ну, ведь я тоже иногда на него так смотрю, - дружелюбно сказал он. – В этом нет ничего плохого.
-Но… - малыш хотел возвратить, но ничего, чем бы он мог это сделать, не нашлось, и он беспомощно опустил голову.
-Альберт, - Вольфрам ласково повернул голову мальчика к себе, заставляя посмотреть прямо в глаза, - я тебя очень люблю, ты мне очень дорог. Но Юури я тоже люблю. – Он улыбнулся и обнял ребёнка за плечи. – Вы оба мне дороги, точно так же как Грета, мама и братья. Я люблю всех вас. Поэтому не заставляй меня выбирать кого-то, хорошо?
Альберт обнял Вольфрама в ответ, прижимаясь к нему всё теснее и теснее и пряча своё личико у него на груди.
-Я больше не буду. Я буду хорошим мальчиком, так что люби меня сильно-сильно.
Лицо блондина озарила светлая и счастливая улыбка. Он легонько чмокнул малыша в лоб, немного отстранив от себя.
-Конечно, я буду тебя любить сильно-сильно, мой хороший мальчик.
Зашелестели листья Шин-Макоковской глицинии, заколыхались на ветру гроздья кремово-снежных цветов, благоухая тонким и сладким ароматом. На небе сияло яркое солнце. И оно вместе со счастьем, заполнявшим всё живое существо, доходившим до глубин сознания, грело не одну душу.


*****

Маленькие хорошенькие башмачки грозно и уверенно топали по залам дворца, отыскивая двух беззаботно воркующих голубков. Альберт умел читать ещё не очень хорошо, но, то, что он прочитал в книге, найденной Гретой в библиотеке, ему категорически не понравилось. Наконец, в одной из зал, богато украшенной гобеленами и уставленной колоннами, он нашёл тех, кого искал. Юури ласково держал в своей руке ладонь Вольфрама и целовал её, но, заметив Альберта, тут же отпустил. Малыш быстро подошёл к влюблённой парочке и, не церемонясь, со всей силы заехал королю грозным кулачком чуть выше паха. Юури скривился в ужасающей гримасе, ухватившись за обиженное место и медленно осел вниз. Вольфрам даже не успел отреагировать и только стоял, ошарашенно выпучив глаза.
-Похотливый сЕмец! – Альберт ещё не знал, куда ставить ударение в новых для него словах, но был твёрдо уверен, что поставил его (ударение) и понял слово правильно. Он сердито посмотрел на Юури, грозно погрозив ему кулаком, но бить его больше не стал, развернулся, гордо вздёрнув подбородок, совсем как Вольфрам, и ушёл обратно.
Где маленький мальчик мог узнать такие слова, под чьё он мог попасть влияние, было неизвестно, и Юури предположил только один источник подобной информации:
-Что сейчас читают дети? – сдавленно спросил он.
-Не знаю. Но явно не детскую литературу, - Вольфрам всё ещё переваривал произошедшее.
-Да, дети растут не по годам. Оглянуться не успеете, как они и ни такое знать будут, - спокойно сказал Великий Мудрец, выйдя из-за колонны, откуда он наблюдал за всем происходящим. Супруги скосились на него. Спорить с Мудрецом было трудно...



Это была последняя глава. Впереди только эпилог. Не знаю, как быстро у меня получится его выложить, но я постараюсь уложиться в ближайшие несколько недель. Надеюсь, он вам понравится :)

@темы: Валторана/Мурата, ГвенГюн, КонЙоз, Фанфики, Шин-О/Мурата, Юурам

Комментарии
2012-09-25 в 22:36 

akinawaa
Здорово!!!!!Вся умилилась когда Вольф предложил Альберту усыновить его,жутко трогательно:shy:.Бедный Юри,столько недель воздержание и какой конец.:lol:Альберт не даст Вольфа в обиду.;-)Неужели это практически все...ааааааааааа...я плачу:(:weep2:

2012-09-25 в 22:49 

vampiressadolly
Любитель лёгкого и романтичного Юурама.
akinawaa, рада, что понравилось :)
Неужели это практически все...ааааааааааа...я плачу ну-ну, не нужно так расстраиваться :pity: Впереди ещё эпилог, а потом, кто знает, может ещё что-нибудь в подобном роде мне надумается и напишется)))

2012-09-26 в 22:13 

DaryaF
"Мы в ответе за тех, кого приручили" ©
vampiressadolly, Кстати, на твоей последней аве как раз взгляд хомячка после двухнедельного воздержания :lol:

2012-09-26 в 22:52 

vampiressadolly
Любитель лёгкого и романтичного Юурама.
DaryaF, ох как верно подмечено :-D

   

Kyou Kara Maou!

главная