Naians
Отсюда нет выхода.(с)про фандомы
Название: Невидимка
Автор: Naians
Бета: Good Ending
Размер: мини, 1185 слова
Пейринг: Джениус/Шори
Категория: слэш
Жанр: PWP
Рейтинг: NC-17
Предупреждения: 1) все персонажи совершеннолетние; 2) текст связан с фанфиком Альтернатива но с некоторым АУ основной идеи
Краткое содержание: Ночью может случится всякое. Но Шори никогда не предполагал, что его захочет поиметь невидимка

Вообще-то Шори иногда представлял себе эту ситуацию после просмотра фильмов для взрослых. Но он никогда не думал, что такое возможно в реальности.
Ночь была душной, жаркой, и укрывался он одним легким покрывалом. От пижамы он тоже избавился, оставшись в одних трусах. Снял бы и их, да природная стыдливость мешала. Кроме того, он испытывал некое подсознательное напряжение, готовность вскочить и бежать, или защищаться от нападения.
Он не ощущал Сейсакоку своим домом, хотя прожил здесь почти пять лет.
День выдался не тяжелый, но муторный, и вечером ему захотелось немного расслабиться. Королева Алазон, его первая женщина, больше не посещала его, что вызывало скорее облегчение, чем досаду. Пришлось удовлетворяться своей рукой. Он мастурбировал, сидя на краю роскошного бассейна, и закрыв глаза.
Воображаемая женщина, с полной грудью и гладковыбритым лобком, наглаживающая ему член, особого восторга не вызывала.
Это было не то.
Подсознание аккуратно заменило картинку, и Шори вздрогнул от возбуждения и стыда одновременно.
Теперь это был мужчина. Хорошо сложенный, гибкий, с пышной черной косой, спускающейся за спину. Он мягко уложил Шори на мокрый мрамор, коленом раздвинул его ноги и…
− Джениус!
Шори кончил и замер, чувствуя растекающуюся по гениталиям истому. Потом вздрогнул и оглянулся.
В ванной, разумеется, никого не было, но на секунду ему почудился чей-то пристальный взгляд.
Алазон балуется со своим волшебным зеркалом?
Он фыркнул и опустился в воду. Перед ней ему не было стыдно. А вот перед самим Джениусом…
Это было неправильно и мерзко: хотеть своего подчиненного. Особенно, в стране, где еще не отменено рабство. Но выбить из себя эти грязные желания не получалось.
После ванной он устроился на роскошной постели и быстро провалился в сон. Разбудило его ползущее вниз покрывало.
Сонный Шори хотел поправить его, но обнаружил, что не может пошевелить руками. Его словно окатило ледяной водой.
Его руки были заведены вверх и чем-то связаны. Не веревкой, не магией, какой-то тканью.
Света, падающего из открытого окна, хватало, чтобы разглядеть главное и замереть от ужаса: над ним никого не было. Покрывало сползало само.
− Что за глупые шутки? − его голос позорно дрогнул.
Покрывало сползло с края кровати. Что-то прошлось по его груди легким, едва ощутимым прикосновением. Потом еще и еще.
Это определенно были человеческие ладони.
Страх ушел, уступив место удивлению и любопытству. Если бы его хотели убить, уже убили бы. Рисковать, играя в кошки мышки с сильным мазоку, − бред; Шори и сейчас мог использовать воду в графине для атаки.
Руки невидимки легли на его бедра и медленно потянули вниз трусы.
Шори сглотнул. Намерения вошедшего стали очевидны.
− Кто ты?
С каждым сантиметром опускаемой вниз ткани, он возбуждался все сильнее.
Шори не привык считать себя сексуально привлекательным. У него была средняя внешность, он не умел заигрывать и очаровывать, единственная любовница пришла к нему ради выгоды…
− Алазон?! Это не смешно, развяжи меня!
Невидимка хмыкнул. Развел его ноги и прижался к открывшимся ягодицам. Потерся о них.
Членом.
Это определенно была не она.
Тогда кто?
− И зачем вам все это? Если я не узнаю кто вы, не смогу вам заплатить.
Провокация не удалась, невидимка принялся теребить соски Шори, так и не издав ни звука. Он мял и оттягивал их, и ощущения были болезненно-сладостными.
И это, черт побери, возбуждало. Пожалуй, он был не против разнообразить свой сексуальный опыт с мужчиной, хотя его несколько смущала мысль о том, что его поимеет незнакомец. Вроде бы, в первый раз это больно?
− Надеюсь, вы прихватили смазку? − поинтересовался он. − Иначе я буду орать так, что сбежится вся дворцовая стража.
Тихий шорох, и на живот ему легло нечто прохладное, твердое и гладкое.
Баночка.
− Хорошо, − хмыкнул Шори, − вы предусмотрительны. Но я бы все равно предпочел, чтобы вы меня развязали. Я не причиню вам вреда и не попытаюсь поймать. Обещаю.
Баночка исчезла, а кровать слегка прогнулась под чужим весом.
По губам Шори мазнула прядь волос, намекая на бесполезность разговоров.
Он сладко вздрогнул, когда та же прядь прошлась по его шее, ключицам, груди. И тихо выдохнул от прикосновения к истерзанным соскам. Контраст был разительным. Внезапно он понял, что прядь толстовата, скорее всего это кончики длинных волос, скрепленных заколкой. "Хвост" покружил на лобке и спустился ниже. Исчез, сменившись ладонью, примявшей темные, жесткие волоски в паху. Шори задышал чаще, чувствуя как твердеет член. Чужая ладонь была крупной, но узкой и с интересом зарывалась в интимную растительность.
Все это чертовски возбуждало, но невидимость партнера напрягала.
Кто он? Нанятый любовник?
Любопытный шинзоку, решивший переспать с мазоку?
А может…
Шори вздрогнул, ощущая как нарастает напряжение.
Это не мог быть Джениус, он никогда не пойдет на такое.
Но кто помешает Шори пофантазировать об этом? Сомнительно, что ночной гость откроется, скорее так же тихо уйдет. Но стоит только представить, что рядом с ним сидит обнаженный Ворон, и любовное приключение становится в два раза слаще. Ему даже не нужно закрывать глаза.
Его член взяли в ладонь и принялись натирать. Наслаждение нарастало и от того, что никакой руки Шори не видел. Его член покачивался, головка то открывалась, то пряталась в крайней плоти. Невидимка тоже дышал часто и прерывисто: он терся о задницу Шори своим членом.
Не невидимка, нет. Джениус.
Это он ласкает Шори, он, снедаемый желанием, пробрался в его спальню, он жаждет заняться с Шори сексом…
Шибуя выгнулся и вскрикнул, когда в его анус проник смазанный палец.
− Шшшш…
Джениус явно пытался его успокоить, о боги, Шори совсем потерял голову, это ведь не может быть он?!
К пальцу прибавился еще один и вместе с все еще наглаживающей его член ладонью, они дарили совершенно незабываемые ощущения.
Стимуляцией простаты Шори никогда не занимался, хотя и подумывал об этом. Но мысли о резине или пластике в заднице расхолаживали. А вот пальцы, − живые и горячие, ему там очень даже нравились.
− Ну же! − не выдержал он. − Скорее!
Выражаться внятно в таком состоянии не получалось, но любовник оказался понятливым. Шори протяжно застонал. Член был явно больше пальцев, и это было больно даже со смазкой. Он зажмурился. Джениус лег на него, обнял, черная коса скользнула по боку Шори, ох, как же удачно, что у невидимки волосы тоже заплетены в косу!
Его целовали, успокаивающе гладили по лицу, издавали тихие звуки, а болезненно-непривычная теснота уже не казалась столь вопиюще неправильной.
− Все, − пробормотал он, утыкаясь в любовника лицом, − можно.
Тот охотно воспользовался предложением.
Движения были медленными, чуткими, сладостными. Связанные руки безумно мешали: хотелось обнять, вцепиться ими, но просить Шори не стал. Вряд ли возбужденный любовник сможет распутать узлы в таком состоянии. Сам Шори бы точно не смог.
Столь потрясающих ощущений он никогда не испытывал, даже когда был в постели с Алазон.
Оргазм приближался неотвратимой волной, и не хватало лишь одного…
− Джениус! − вскрикнул Шори и кончил, пачкая собственный живот спермой.
− Шори…
Джениус успел вытащить член, не желая кончать в него, и его семя пролилось на ягодицы Шори.
Заклятие невидимости лопнуло, доказывая Шори, что он все же не сошел с ума и правильно узнал голос.
Он глубоко вздохнул. Посмотрел на Ворона.
Честно говоря, задавать вопросы ему совершенно не хотелось.
Джениус развязал его и выжидающе на него посмотрел.
С минуту они просидели в тишине: голые, испачканные и несколько смущенные. Потом Шори откашлялся и произнес:
− Я был бы не прочь повторить это все. Со сменой ролей.
Губы Джениуса дрогнули в улыбке.
− Я тоже.
После чего он расслабленно вытянулся на месте Шори и закинул руки вверх.

@темы: Фанфики