Naians
Отсюда нет выхода.(с)про фандомы
Название: Слабак
Автор: Naians
Размер: мини, 1122 слова
Пейринг/Персонажи: Вольфрам/Гизела
Категория: гет
Жанр: романс, юст
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: все совершеннолетние. АУ. До появления Юури в Шин-Макоку.
Краткое содержание: Вольфрам и Гизела влипают в неприятности

Слабак!
Вольфрам встряхнул головой, выгоняя из нее вредный детский голосок.
Гизела не называла его так со времен их общего детства. Тогда он действительно был избалованным, залюбленным ребенком, которого могла поколотить бойкая девчонка. Сейчас он тренированный молодой воин, с сильнейшей огненной мареку, знающий что такое честь и долг…
Так почему же Гизела все еще считает его слабаком?!
Гюнтер приставил его к дочери в качестве защитника. Вот только самой Гизеле похоже позабыли об этом рассказать. Она восприняла его, как новобранца, порученного ее заботам. О нет, она общалась с ним вежливо и почтительно, как и положено относиться к сыну мао, вот только его мнение по любым вопросам Гизела не учитывала. Очаровательно улыбалась, сокрушенно вздыхала(ее упругая грудь при этом мягко приподнималась и Вольфрам неизменно краснел, прилипая к ней взглядом) и озвучивала, что они будут делать в ближайшее время. Иногда, она забывалась и в зеленых глазах сверкала сталь, а голос становился повелительным и жестким. Восхищение отцом и Аниссиной определенно повлияло на ее характер и поведение. Вольфраму было неуютно рядом с ней: мысли путались, сохранять достоинство было неимоверно тяжело, да и юношеские желания вносили сумятицу в отношения. Он не назвал бы Гизелу фон Крайст красавицей, но она была высокородной мазоку и, как и все они… завораживала. Изящная, гибкая, как лоза, обманчиво хрупкая, но очень сильная, она вызывала ассоциации с колючим кустарником или ядовитым плющом. Возможно именно поэтому она иногда дразнила его "прекрасный Вольфрам", намекая на выведенную искусственно, тепличную красоту.
Слабак!
Вольфрам зашипел, игнорируя пульсирующую головную боль. У него были дела куда более важные, чем сидеть и жалеть себя.
Спасти Гизелу и выбраться с людских земель самому.
Ей нужен был особый сорт трав, для лечебных мазей. Все что было в приграничье она уже собрала и рискнула углубиться в чужие земли, в очередной раз не интересуясь мнением спутника. Впрочем, не забыла она предложить ему остаться в лагере. Во всем этом был такой явный намек "если ты боишься", что Вольфрам едва не вызвал ее на дуэль. Останавливало его лишь подозрение, что Гизела, поведет себя так же как Конрад: снисходительно усмехнется и спокойно откажется. И при этом никто не станет считать ее трусихой и слабачкой… Почему и как они это делают Вольфрам не понимал, зато не раз замечал.
Они отправились вместе. Неладное Вольфрам почувствовал первым, но промолчал, не желая прослыть паникером. И сейчас нещадно ругал себя за это. Где-то в этих землях были месторождения хосеки и они глушили их мареку. А потом они столкнулись с отрядом человеческих наемников, которые были не прочь заработать пару монет, сдав пойманных "шпионов мазоку" местным властям. Их было слишком много, чтобы разобраться без магии. Он ведь и сам понимал это, но упрямо рванул меч из ножен.
Бильфельды не отступают. Никогда! Лучше смерть, чем бесчестье!
− Хватит с меня одной погибшей так же! – прошипела в ярости Гизела и швырнула на землю маленькую бутылочку, − Бежим!
Из бутыли повалил густой дым и это дало им немного времени, но оторваться не удалось. Они бежали через лес, продирались сквозь кустарник, но белый целительский мундир Гизелы выдавал их.
Если бы он был сильнее, посмела бы она поступить с ним так?
Вырубить коротким ударом по шее и увести погоню за собой − да о чем она думала, поступая так?!
О том, что ее спутник − слабак, нуждающийся в защите любой ценой.
Вольфраму хотелось подпалить весь этот проклятый лес, но он все еще был на человеческих землях. Шел по следам вооруженного человеческого отряда, уведшего девушку мазоку.
Вольфрам споткнулся и замер.
Девушку.
Толпа гнусных, ничтожных ублюдков, понятия не имеющая о чести.
Если они ее хоть пальцем тронут, он перережет их всех.
Проклятье, если бы Гизела чуть больше доверяла ему!
Костры наемников были заметны издалека. Опустившиеся сумерки были на стороне мазоку, но было еще слишком рано. Даже внезапное нападение не застанет их врасплох, там наверняка выставлена охрана. Нужно выждать пока остальные заснут и аккуратно снять ее. И Вольфрам ждал, отгоняя мрачные мысли и чутко прислушиваясь к голосам, доносящимся из лагеря.
Грубые мужские подначки. Редкие, но вызывающие женские реплики. После очередной такой раздался громкий хлопок.
Оплеуха.
Вольфрам до боли сжал меч.
Это всего лишь легкий удар. Ничего более. Гизелу не зря прозвали Сержантом, она воевала, она умеет терпеть боль, она сможет не нарываться, в отличие от него, нельзя, не сейчас, если он ринется в атаку, то все только испортит… Но что делать, если он услышит женские крики и звук рвущейся одежды?
Гизела молчала. Наемники тоже затихли, постепенно разбредаясь по палаткам. Наступила ночь.
Пора.
Тихо, очень тихо, заткнуть рот часовому и перерезать ему горло. Всего один, да насколько же они самоуверенны?!
Гизелу бросили снаружи, связав по рукам и ногам.
Она наблюдала за убийством часового и одобрительно улыбнулась Вольфраму, когда все закончилось. Он развязал ее и торопливо осмотрел.
− Все в порядке, − ответила на его взгляд Гизела, − они не хотели "портить товар". Мое оружие вон там. Но… боюсь, мы не успеем далеко уйти за ночь.
− Нам и не нужно будет, − коротко ответил Вольфрам, отдавая его ей и откидывая полог первой палатки. Краем глаза он заметил, что Гизела шагнула ко второй, не скрывая нехорошей улыбки.
Мазоку − безжалостные чудовища? Что ж, пусть людские сказки станут явью.
Они решили отдохнуть у костра до утра. Гизела невозмутимо расчесывала спутавшиеся густые волосы, а Вольфрам наблюдал за ней. Мертвецы в палатках его не тревожили, в отличие от кое-чего другого.
− Почему ты пытаешься меня защищать?
− Ты под моим командованием, прекрасный Вольфрам.
− Меня приставили тебя защищать!
Она рассмеялась, так легко и уверенно, что любой другой бы за этот смех заплатил разбитыми губами.
− Ты считаешь меня таким слабаком, что не сможет выдержать плена? Поэтому ты меня вырубила?
Гизела недоуменно на него посмотрела, затем улыбнулась. Мягкой и какой-то очень взрослой улыбкой. Вольфрам вспыхнул.
− Ты не слабак, прекрасный Вольфрам. Зато с мозгами у тебя туго, − ее голос был настолько ласковым, что злиться на слова было невозможно, − если бы нас обоих поймали, то мы бы попали в беду. А так, ты меня спас. Я рассчитывала на это.
Она рассчитывала на него. Не сомневалась в нем, а полагалась.
Шин-О, ну почему он такой идиот!
Хуже, мальчишка. Гизела ненамного старше его, но кажется, что разница между ними, как с Конрадом. Она быстрее взрослеет? Но почему?
− Мужчины такие смешные, − заметила она, наблюдая за его метаниями и пересела поближе, − очевидные вещи доходят до вас с таким трудом. А уж намеки вы не замечаете вовсе.
− К-к-какие еще намеки?!
Она была слишком близко. Прижималась к нему теплым плечом, а до ее груди можно было дотронуться, даже не протягивая руку… Но за такое Сержант убьет его, руки переломает, нет, нет, нельзя, ни в коем случае! Она не такая как другие, она не обращает внимания на его красоту…
Гизела вздохнула.
− Никакие. Все приходится делать самой.
Она обняла его за шею и поцеловала, одновременно прижимаясь к нему той самой, восхитительной, упругой грудью…и ладони Вольфрама как-то сами собой оказались на ней.
Ночь предстояла длинная.

@темы: Фанфики