Naians
Отсюда нет выхода.(с)про фандомы
Название: Проклятый
Автор: Naians
Бета: ~Bohemienne~
Размер: драббл, 875 слов
Пейринг/Персонажи: Шин-О/Дайкендзя, мать Дайкендзи
Категория: слэш
Жанр: романс, дарк
Рейтинг: PG-13
Краткое содержание: По канону романов. " − Истинный король – это тьма, а Великий мудрец – это свет. Они стремятся друг к другу, страстно желают друг друга и несут цвета друг друга в собственных телах. Иными словами, тьма сохраняет свет, а свет оберегает тьму."(с)
Примечание: POV Шин-О
Размещение: запрещено без разрешения автора

Я никогда не верил в проклятия, но это не мешало мне быть проклятым, еще до моего рождения. Мое проклятье таилось в глубине черных глаз, неотступно следящих за мной.
Впервые я увидел ее, когда мне было пять и я шел по своим, несомненно важным, детским делам. Я и сейчас весьма недурен собой, а тогда был просто погибелью всем особам женского пола: пройти мимо меня не потискав, не погладив по светлым кудряшкам или не подхватив на руки, было совершенно невозможно. Так что когда ко мне наклонилась очередная поклонница моей красоты, я терпеливо остановился, чтобы получить порцию ласки и восторгов. У нее были тонкие пальцы и абсолютно черные глаза.
− Будь ты проклят, отродье, − нежно прошептала она, гладя меня по голове, − проклят, проклят, проклят…
Я не знал, что означает это слово, да и откуда заласканному принцу и наследнику престола знать такое? Но когда меня нашла моя мать, я ревел навзрыд и не мог объяснить, что случилось. Это − одно из самых ранних моих воспоминаний.
Я видел ее в замке еще не раз. Иногда одну, иногда с таким же черноглазым сыном. Чем старше я становился, тем реже их замечал, но больше понимал ситуацию. Любимая наложница короля могла бы добиться большего, если бы наследником стал ее сын, а не я.
"Будь ты проклят", − читал я в недобром взгляде, преследующем меня.
"Сама сгинь, сококу!" − упрямо задирал я нос, войдя в пору подросткового упрямства.
Чем старше я становился, тем меньше верил в байки об их народе. Если бы она могла извести меня, то сделала бы это давным-давно.
Ее сын не смог убить меня.
Он пришел за мной, когда я давно уже отказался от трона и покинул страну, презирая и отвергая ее законы. Я так и не узнал его имени, но поддавшись дурному порыву, пощадил своего неудачливого убийцу. Хотя… Тот, кто очнулся, уже им не был. Он не помнил ничего из прошлой жизни, был растерян и не понимал, почему я держал клинок у его горла. Он умер, а тот, кто возродился на его месте, шел за мной, как потерявшийся утенок-однодневок.
Это было довольно забавно, и я позволил ему остаться. Я мог избавиться от него в любой момент, но наблюдать за потерявшим память сококу было интереснее. Я ждал, что однажды он все вспомнит и вновь попытается убить меня. Вместо этого он начал жить с чистого листа, и однажды наши пути разошлись, чтобы сплестись много лет спустя. Я не узнал его и давно забыл о своем проклятии.
Теперь его называли Великим Мудрецом.
Он пригодился мне и оказался куда полезнее, чем я предполагал. Вначале я увлекся им: непонятным и загадочным, текучим, как вода, но твердым, как горная порода. Я не понимал, как он ухитряется совмещать в себе это, как при внешней мягкости не даёт прогнуть себя, а при безукоризненной почтительности остается со мной на равных.
Он не был воином, но не боялся войны.
Он был нелюдим, но никто не понимал окружающих лучше него.
Он склонял передо мной голову, но при этом смотрел свысока.
Великий Мудрец строил щиты из своей вежливости и отчужденности, и ничто не могло пробить их. Ни один из известных мне приемов. Я не знал, не понимал его и не был ему нужен. Но он был нужен мне.
Он стал моей опорой. Равным. Другом.
И все было бы хорошо, если бы я сумел остановиться на этом.
Но мне всегда было мало того, что даётся легко. Я жаждал владеть всем, скольких бы усилий это ни стоило. Когда он позволял играть со своими волосами, мне хотелось, чтобы он запускал пальцы в мои. Чувствуя, как он укрывает меня одеялом, разбитого и вымотанного после битвы, я желал, чтобы он согревал меня ночами. Иногда я замечал искры страсти под опущенными ресницами и готов был пойти на все, лишь бы они разгорелись пожаром.
Глупец.
Мы были уже на грани, когда я вспомнил.
− Будь ты проклят… − Великий Мудрец просто переводил вслух высеченную в развалинах замка надпись, а я проваливался в тот давний день, когда его мать впервые произнесла эти слова.
Проклятие не исчезает, если о нем забыть.
Я желал своего единокровного брата.
Никто и никогда не счел бы нас родственниками, мы были настолько разными, насколько это вообще возможно, но это ничего не меняло. Мы родились от семени одного отца.
Властелина.
Эту тайну я унесу с собой в могилу. У меня больше нет имени, нет отца, нет родины. Есть лишь сводный брат, к чьим ногам я мечтаю сложить все сокровища мира и которого я могу погрузить в ад, рассказав о том, кто он.
Эта власть немного примиряет меня с моим проклятием.
Я любуюсь белизной его кожи, темнотой глаз и волос и понимаю, что готов сделать что угодно, если он попросит. Однажды я переступлю через себя, и он будет моим. Я уничтожу любые преграды между нами, и горе тому, кто попробует мне помешать. Если и живы те, кто когда-то знал нас обоих, то они не приблизятся к нему. Я не позволю.
Великий Мудрец добр и милосерден. Он − свет в цветах тьмы.
Я − светел для многих, но лишь одному позволено увидеть тьму в моей душе.
Он не боится ее, он понимает и принимает все.
Он − моя тень, моя страсть, мое проклятие.
Вздумай Великий Мудрец бежать от меня, проклятьем стану уже я. И для него, и для этого мира.
Я люблю его и никогда не отпущу.
И будь я проклят, если позволю ему вновь забыть меня.

@темы: Фанфики